06.06.2012

Лосиный Остров

Лосиный Остров вошел в черту Москвы лишь в 1960-ые.  И если до сих пор там не перевелись ни лес, ни птицы, ни даже зверьё, то уж, наверное, в 1900-е это был рай Господень. Ну так давайте полюбуемся на рай, даже если он представлен на изрядно измятой семейной фотографии. Она никогда не публиковалась. И лежала в домашнем альбоме вроде жестяной банки для черной икры, в которой давно хранят ржавые гвозди. Но, кажется, пришло время рассказать о стародачной жизни.

Дача фабриканта Менщикова, Лосиный Остров

В начале 20 века в Лосином острове было полторы тысячи дач. Одна из них – дача семьи фабриканта Менщикова – перед вами. Владимир Иванович Менщиков (фамилия пишется так) не принадлежал к кругу золотого московского купечества. В Москве он жил скромно – в квартире доходного дома (вспомните, впрочем, профессора Преображенского). А в Лосинке выстроил дачу для большого семейства.

Приглядитесь: похоже, владелец успел надивиться на мавританский дом Арсения Морозова на Воздвиженке – уж больно мавританская крыша круглится над крыльцом. А романтическая башенка рядом? Водонапорная или просто так – пустить пыль в глаза? Обратите еще внимание на пустячную подробность – забор. Подобный штакетник ограждал дачи деловых людей начала 20 века. Вам это о чем-нибудь говорит?

Владимир Менщиков прославился тремя вещами. Во-первых, пел как любитель в опере Зимина (ария Звездочета – ищите программки), во-вторых, женат был четыре раза (нет, не Синяя Борода, но жены, правда, уходили в мир иной) и, в третьих, дожил до ста лет.

О чем восторженно написала «Вечерняя Москва» 10 сентября 1976 года – с москвичами, в самом деле, подобный казус происходит не часто. Примерно раз в сто лет.

Дачное крыльцо может быть и таким. Во всяком случае у владельца кирпичного завода.

Владимир Менщиков всегда с хохотом вспоминал, как в октябре 1917 года его, пришедшего на свой завод, рабочие вывезли вон, посадив в тачку. Веселенькое путешествие!

Но все-таки нужно жить. Он устроился на национализированный государством завод простым рабочим, через неделю стал мастером, через две – начальником цеха, через месяц – директором… завода! Он вступил в большевистскую партию (почему бы не поиграть в  бирюльки?), потом его, якобы скрывшего непролетарское происхождение, оттуда вышибли. Конечно, «скрыл»: на заводе его знала каждая собака.

Дачу изъяли для, так сказать, бедных. Бедные ее подожгли. Ведь дача, разумеется, была деревянной. Это сейчас обитатели особняков мужественно вдыхают частички бетона. В России же всегда считалось, что жить надо в деревянном доме. Там воздух здоровее.

Цветут гортензии (вокруг дачи еще и розарий), дамы и барышни в белых платьях (няня, впрочем, и летом в душегрейке), мальчишки – в матросках, велосипед. На таком же катался Набоков в «Других берегах».  Крутанул раз педали – и катишь по дачным тропинкам.

Игорь Менщиков (он на велосипеде) в моей жизни стал первым незатейливым летописцем,  чей рассказ о старой Москве остался в памяти. Всего-то одна история – но чудесная! – про трехметровых снеговиков, которых взрослые и дети воздвигали у Чистых прудов.  Теперь я знаю: это из набора знаменитых рождественских и масленичных развлечений «Апаюна», «Водяного дедушки» – оборотистого купца Гордеева – именно он устраивал лучший в дореволюционной Москве каток, снежные горы, военный оркестр, играющий на веселом морозце.    Но есть, согласитесь, разница: прочитать об этом в мемуарах или услышать от пожилого человека  вдруг проскользнувшее припоминание.

Дядечка Игорь (так называли его в нашей семье) умер в 1981-м. До ста лет, как его отец,  не дожил, хотя был уверен, что доживет. Между прочим, в последние годы слушал «зарубежные голоса», поругивал власть, прибавляя, что если бы не революция – министром иностранных дел был бы он – Игорь Менщиков, а вовсе не тогдашний министр Громыко. Никогда не мог найти объяснения этой причуде. А надо ли?

Ведь тоже – московская байка…                                                                                                                  

Метки: , , , ,

Категории: Памятники и достопримечательности, Стоит увидеть